Дети, истребители и танки
Технологический фестиваль в Баку вызвал дискуссии о том, нормально ли поднимать истребители над столицей страны, недавно пережившей войну

Рев истребителей ассоциируется с войной. По моей логике у подавляющего большинства людей он вызывает страх и панику или как минимум тревогу и ощущение дискомфорта. Но у властей Азербайджана другая логика, которой они, видимо, и руководствовались, устраивая Teknofest-2022. Мне неприятно это признавать, но расчет оказался верным.

Мероприятие прошло в Баку в конце мая и преподносилось как аэрокосмический и технологический фестиваль. Но большинству горожан оно запомнилось тем, что над городом несколько дней шумели истребители. Это стало одной из главных тем обсуждения в азербайджанских соцсетях.
Нашлись люди, которые забеспокоились о психике ветеранов войны, и не только их. Вряд ли ветераны скучают по этим звукам, писали они. Да и остальные граждане страны, только что пережившей войну, в той или иной степени травмированы.

Но недовольных воздушным представлением сразу же заклеймили позором за антипатриотизм. Многие бакинцы, по их собственным словам, чувствовали радость и гордость, а не страх.

Практика показывает, что людей можно приучить испытывать противоестественную эйфорию при звуке истребителей. Это касается не только Азербайджана — любое общество внушаемо, и милитаризировать проще, чем внедрять миротворческие идеи. Мне кажется, что менее противоестественной такая эйфория от этого не становится. А главное – еще ни одному обществу это не пошло на пользу.
Именно поэтому в развитых странах все это постепенно выходит из моды: милитаризация, милитаризированные шоу, военные парады, романтизация войны – хотя, конечно, медленнее, чем хотелось бы.

Празднование дней победы в стиле «смотрите, какие у нас крутые танки, можем повторить» сменяются днями поминовения погибших и «только бы не повторилось». В Лондоне, например, в день победы над фашизмом устраивается поминальная служба перед обелиском в память погибших в двух мировых войнах, и никаких военных парадов.

Дети, одетые в военную форму, уже не вызывают умиления. Наоборот, против этой традиции выступает все больше психологов (в основном российских, потому что традиция эта распространена главным образом в России и на постсоветском пространстве).
А за фразу типа «женщины рожают будущих героев» в цивилизованном обществе можно схлопотать не только от феминисток, и даже не только от женщин, потому что она скорее всего будет интерпретирована как «женщины рожают пушечное мясо».
Кстати, о детях. Азербайджанская оппозиция по уже устоявшейся традиции демонстрирует даже большую воинственность, чем правительство. Вот, например, известный оппозиционер Тофиг Ягублу недавно предъявил претензии властям за то, что те не позволяют детям лазать по танкам в парке военных трофеев. Азербайджанские антимилитаристы после этого неделю над ним издевались. И, с одной стороны, как-то неловко подтрунивать над Ягублу – он же ветеран первой карабахской войны и бывший политзаключенный. Но, с другой стороны, от человека с таким опытом ожидаешь какой-то более конструктивной критики и предложений.
И опять тот же самый парадокс – Ягублу выражает мнение большинства, да и детям игры на танках действительно доставили бы радость. Но на то мы и взрослые, чтобы понимать: не все, что доставляет детям радость, идет на благо их психологическому и физическому здоровью.
Я сам был ребенком, и мне тоже нравилось играть в войнушку, мушкетеров и бандитские перестрелки. Детям (да и многим взрослым тоже) нравится борьба – может, дело в устройстве нашей психики или так исторически сложилось, не знаю. Но задача цивилизации в том и заключается, чтобы менять исторически сложившиеся вещи и держать под контролем присущую человеческому роду агрессию, а не культивировать ее. Избавляться от культа силы и насилия.
Романтизация войны – это создание красивой картинки, которая прикрывает логичные здоровые ассоциативные ряды. Танк или истребитель – война, массовые убийства, сотни жизней по цене одной, разрушенные города, дым и мрак. Без красивой обложки это никак невозможно романтизировать.

И даже если истребитель «наш», это не означает, что он хороший. Лучше бы их вообще не было - ни у «нас», ни у «них». В пресловутом «мирном небе» не летают истребители, даже «понарошку». Конечно, это все банальности, но почему тогда столь многие этого не понимают? И продолжают считать, что «воспитывать в детях патриотизм» означает воспитывать в них милитаризм.

Для тех азербайджанцев, которые собираются откупить своих детей от армии, как это происходит в абсолютном большинстве обеспеченных семей, в таком “патриотическом” воспитании есть какая-то мрачная ирония. Их дети будут фотографироваться на фоне танков, а в кабине потом окажутся чужие.
Автор текста
Ирадж Искендеров
Эта история – часть медийного проекта «Траектории». Он рассказывает о людях, чьи жизни были затронуты конфликтами на Южном Кавказе. Проект работает c авторами и редакторами со всего Южного Кавказа и не поддерживает ни одну из сторон ни в одном конфликте. За публикации на этой странице несут ответственность авторы. Топонимы в большинстве случаев используются так, как это принято в обществе автора. Проект осуществляют организации GoGroup Media и International Alert при поддержке Европейского Союза
Made on
Tilda