Дефицит. История про бюджеты Абхазии
Дефицит. История про бюджеты Абхазии
Весь 2022 год на всех площадках власти Абхазии говорят об успехах и росте в ключевых отраслях экономики и обещают населению повышение уровня жизни. Но снижение критически важной для республики российской финансовой помощи, риски для местного бизнеса и рынка на фоне международных санкций против России, рикошетом бьющих по Абхазии, и состояние бюджета, запланированного на 2023 год, говорят о том, что это миф.
Жизнь без света
"Эта история должна называться: "Как жить без света с детьми и не сойти с ума, - говорит 28-летняя Илона. - Да, у нас уже есть газовые баллоны, аккумуляторы и одеяла из верблюжьей шерсти. Но все это не работает, если в доме есть дети".

Уже несколько лет каждую осень и зиму Абхазия живет в критическом режиме, света нет по шесть-восемь часов в день. Но эту проблему, которую во всех опросах люди называют самой главной, не увидеть в бюджете Абхазии, запланированном на 2023 год. Эксперты с тревогой говорят не только о беспрецедентном дефиците бюджета, но и о сложности выполнения даже имеющейся доходной части и о непрозрачной статье расходов, с минимальными расходами на энергетику и сильно сниженными тратами на социальные сферы.

Согласно варианту, принятому в первом чтении, он будет самым дефицитным за всю историю – расходы превысят доходы на почти миллиард 700 миллионов рублей [около $27 млн], что составляет 15 процентов всего бюджета.
Бюджет Абхазии на 2023 год
  • 9,6 млрд
    около$154 млн
    Доходы
  • 11 млрд около$181млн
    Расходы
  • 1679101,9 около$27млн
    Дефицит
Со времени военной фазы грузино-абхазского конфликта в начале 1990-х годов Абхазия живет изолированно от мира. Из крупных стран только Россия признала ее независимость, в то время как все западное и восточное мировое сообщество продолжает считать Абхазию частью территории Грузии.

Практически все крупные объекты в Абхазии строятся и реконструируются за счет российской безвозмездной инвестиционной программы. До 80 процентов бюджета Абхазии заполнялись финансовой помощью России, в том числе выплаты пенсий и зарплат бюджетников. Все президенты и правительства в Абхазии, сменившиеся за эти годы, рапортовали об этом как о своем достижении.

Руководители, однако, избегают упоминаний, что статья собственных доходов практически не росла в течение этих десятилетий. И никогда не сообщают о том, что все проекты оказываются в одном контексте: реализация растянута на годы и десятилетия (или вообще не происходит), а первоначальная смета оказывается превышена в несколько раз.
Прекрасный парк вдоль побережья Старой Гагры, между ущельями Жоэквара и Гагрыпш, был заложен в 1900-х российским аристократом принцем Ольденбургским. Уникальная архитектура дворца и необычные скульптуры в парке в советское время дополнились элементами ботанического сада, здесь культивировали уникальные растения, привезенные со всего мира. Реконструкция этого оказавшегося после 1990-х в разрухе парка стала одним из первых проектов, включенных в программу российской помощи Абхазии. Но вместо отведенных на это двух лет реконструкция продолжалась несколько лет, и эксперты говорят, что потраченные на это суммы намного превысили изначальный бюджет.

Прекрасный парк вдоль побережья Старой Гагры, между ущельями Жоэквара и Гагрыпш, был заложен в 1900-х российским аристократом принцем Ольденбургским. Уникальная архитектура дворца и необычные скульптуры в парке в советское время дополнились элементами ботанического сада, здесь культивировали уникальные растения, привезенные со всего мира. Реконструкция этого оказавшегося после 1990-х в разрухе парка стала одним из первых проектов, включенных в программу российской помощи Абхазии. Но вместо отведенных на это двух лет реконструкция продолжалась несколько лет, и эксперты говорят, что потраченные на это суммы намного превысили изначальный бюджет.

Из последних примеров - так произошло с реконструкцией водопровода в Гагре. И со строительством больницы в Ткуарчале. И с ремонтом дорог и тротуаров в Сухуме.
Фото улицы Джонуа, которую ремонтировали несколько лет вместо обещанных двух
Самая скандальная и продолжающаяся и сейчас история связана с перманентным энергокризисом, о котором рассказывала нам Илона и в котором Абхазия живет уже несколько лет.

Непосредственным катализатором проблемы стали фермы по добыче криптовалюты, потребляющие очень много электричества. Из-за них уровень потребляемой республикой электроэнергии резко вышел за пределы нормы. Если к 2020 году оно доходило до 2 млрд кВт, то уже через год выросло до 3 млрд кВт. Последствия стали ужасающими, на и так изношенных линиях происходили аварии одна за другой.

В казну доходов от майнинга не было. Решить проблему должен был финансируемый опять же Россией проект создания трансформаторных подстанций в селах и ремонта высоковольтной линии «Ачгуара». И то, и другое выполнено - на бумаге. Потому что света в домах по-прежнему нет.

"Во время закупок оборудования и материалов украдены десятки миллионов рублей. Стоимость некоторых комплектующих в смете оказалась завышена в три и более раз", - заявил лидер абхазской оппозиции Адгур Ардзинба. В настоящее время прокуратура начала проверку этих данных.
Рассчитывать на финансовую поддержку России стало нормой в Абхазии. Москва в течение десятилетий формировала почти весь бюджет республики. Власти укрепляют веру населения в то, что так и продолжится. Но как и уверенные заявления об экономическом росте, это тоже миф.

На самом деле объем безвозмездного финансирования со стороны России последовательно снижается в последние годы. В 2023 году сумма поддержки сократится на 10 процентов и составит уже только половину бюджета Абхазии. Кроме того, Россия в 2022 году впервые отказалась поддержать Абхазию во время ее зимнего энергокризиса и поставлять электричество. Как говорят эксперты - чтобы заставить Абхазию передать всю систему генерации и распределения в руки российских компаний.

При этом на фоне жестких международных санкций против России из-за войны в Украине даже это может оказаться проблемой. Российская экономика и госбюджет находятся в рецессии, и эксперты ожидают дальнейшего обеднения.

С этим связаны риски и для еще более 20 процентов доходной части бюджета – запланированных поступлений от налогов. Хотя в Абхазии активизировались турецкие предприниматели, основная часть ее бизнеса связана опять же с Россией.

Получается, что недавнее бравурное выступление президента с яркими слайдами об экономических достижениях его правительства, имеет неявный для населения опасный фон:

  • еще 10 процентов снижения финансирования от России;
  • для 15 процентов бюджета уже сейчас неизвестно, откуда взять деньги;
  • еще 20 процентов доходов зависят от экономического благополучия России, сомнительного на фоне войны в Украине.

Население в Абхазии мало интересуется этим контекстом, потому что традиционно мало рассчитывает на поддержку властей и формирует свой бюджет в параллельном режиме. Об этом – отдельная глава в этом исследовании.
«Непрозрачный и игнорирующий людей» - анализ доходной и расходной частей бюджета
Из главных цифр:

• ожидается, что в 2023 году на 21 процент вырастет объем собственных доходов Абхазии.

• а помощь России, наоборот, уменьшится на 10 процентов. Этот процесс будет продолжаться и в дальнейшем, так как в межгосударственном договоре Абхазии с РФ говорится о планомерном снижении финансовой помощи в рамках программы, инвестирующей в бюджет Абхазии.
Доходная часть бюджета на 2023 год:

9 млрд 622 млн 244,9 рублей [примерно $ 154 млн]

Основные бюджетообразующие доходы:

  • налог на прибыль организаций - примерно 13 процентов бюджета;
  • подоходный налог – около 17 процентов;
  • НДС – 35,5 процента;
  • таможенные пошлины – 8 процентов;
  • таможенные сборы – 5,5 процента;
  • акцизы – чуть меньше 5 процентов;
  • безвозмездная помощь России - чуть меньше половины бюджета.

Кроме налогов, в бюджет идут неналоговые платежи. Например, пошлины. Основные виды платежей такого рода - это оплата услуг нотариуса, консульских учреждений и миграционной службы.

Самая большая доля – у платы за разрешение на работу в Абхазии для иностранцев. А также различные штрафы. ГАИ, например, рассчитывает собрать больше платежей за счет установки камер на дорогах.

Налоговые сборы – самый болезненный вопрос

Рост бюджета минфин объясняет прежде всего ожидаемым приростом налоговых сборов.
Это касается и налога на прибыль, так как в Абхазии появились больше предпринимателей и, соответственно, работодателей – аналогично растет и количество платежей.

К тому же выявляются и новые налогоплательщики. Больше всего их обнаружили в туристической отрасли. На встрече в Центре гуманитарных исследований при президенте министр туризма Теймурз Хишба рассказал, что кто-то из владельцев объектов размещения и питания получил лицензии добровольно, других выявляли с помощью контрольных мероприятий.

Но факт в том, что существенное количество потенциальных налогоплательщиков стали реальными, и это сказалось на росте собираемости налогов.

Судя по данным минфина, также увеличились импорт и, соответственно, собираемость НДС. По сравнению с 2022 годом прогнозируется увеличение поступлений налога на добавленную стоимость в целом примерно на 386 миллионов рублей [около $6,2 млн], или на 17 процентов.

Вопрос НДС очень болезненный в Абхазии и для бизнеса, да и политиков. Стоит напомнить, что одним из тезисов предвыборной программы нынешнего президента Аслана Бжания была его полная отмена. Но, очевидно, потому, что налог является бюджетообразующим, отменять его нецелесообразно.

Импорт: растут цены – растут налоговые поступления

Увеличение импорта происходит летом, когда в Абхазии начинается туристический сезон. Продукты питания составляют львиную долю от всего ввозимого товара. А в межсезонье прибыль в бюджет идет за счет импортных строительных материалов.

Санкции повлияли на состав ввозимых товаров, Абхазия вынуждена подстраиваться под то, как Россия переориентирует свой импорт. Из-за этого существенно выросли цены на многие товары и, соответственно, налог на них.

Также заметно больше стало в Абхазии турецких товаров.
Если раньше это был в основном текстиль, то теперь популярны и турецкая косметика, бытовая химия, средства гигиены и даже лекарства. Налоги в этой сфере не только могут стать более стабильным поступлением в бюджет. Эксперты говорят, что именно доступ к турецкому рынку и быстрая реакция местного бизнеса помогли жителям Абхазии избежать резкого дефицита бытовых товаров, что могло произойти на фоне большой зависимости от находящегося под санкциями российского бизнеса.
Миф о спасении? Как будут распределяться расходы и почему образовался разрыв в миллиард 700 млн

«Доходы от туризма стали у нас учитываться более прозрачно. И оплата в заповеднике на озере Рица, и в Новоафонской пещере лучше собирается. И налоговые платежи с собственников мест размещения туристов тоже. Но на населении Абхазии это никак не скажется».

Это мнение бывшего депутата Натали Смыр, которая в период работы в Народном собрании возглавляла комитет по бюджету.

Проблема, по ее словам, в неадекватных расходах.

«Ознакомившись с отдельными расходными статьями проекта закона о госбюджете на 2023 год, я начинаю сомневаться в адекватном и справедливом подходе министра финансов при планировании расходов бюджета.

Например, на модернизацию бюджетного учета предусматривается 90 миллионов рублей [около $1,44 млн]. На создание единой системы обработки и хранения информации – еще 50 миллионов рублей [около $800 тыс]. То есть в сумме на эти цели выделены 140 миллионов рублей [около $2,3 млн]. А на энергетику, где происходит катастрофа, - всего 15 миллионов рублей» [около $240 тыс], - говорит Натали Смыр.

Траты, учитывая масштаб проблем в отраслях, несоизмеримы, считает она.

Модернизацию учета и цифровизацию Смыр называет непонятными мероприятиями, которые власти не смогут объяснить народу, особенно, если у людей не будет стабильного электроснабжения.

«Вы расскажите матери, что она не сможет обогреть своих детей зимой без света и накормить, потому что министр финансов решил не свет и тепло людям дать, а потратить на финансовый учет. Таких людей огромное количество. Комично говорить о цифровизации, когда у людей нет в домах электричества», - считает депутат.
По мнению депутата Дмитрия Маршания, который входит в парламентский комитет по бюджету, правительству не удастся справиться с таким большим дефицитом теми мерами, которые они предусмотрели.

Такие выводы он делает прежде всего потому, что статьи расходов не прозрачны. В бюджете не указаны конкретные направления, куда пойдут деньги:

«Есть в бюджете программа поддержки отраслей экономики на 180 миллионов рублей. Но конкретно на какие позиции будут средства выделяться, непонятно. На завод пластиковых труб выделяются 56 миллионов рублей, на дом по улице Назадзе заложена сумма 350 миллионов рублей. Дом признан аварийным, но никто не показал никакой сметной документации, почему именно такая сумма заложена? Может, она меньше могла быть или больше, никакого обоснования нет.

Также и по «Черноморэнерго», которому предстоит решать проблему со светом. Им выделяются 150 миллионов рублей дотационных средств. Но мы не знаем, куда конкретно эти деньги будут направлены, они не имеют целевого назначения, поэтому контролировать их практически невозможно».

Миф про минимальную плату, или как зарабатывает население

Торговля и туризм - основные виды деятельности, где в Абхазии можно получить максимальный доход. Есть несколько крупных производств. Например, вина, пива, стройматериалов и мебели. Но большая часть населения все же занята в мелком предпринимательстве. Практически все жители первой береговой линии если не владеют гостиницами, то сдают жилье туристам, даже комнаты в своих частных домах.

Минимальную оплату труда кабинет министров Абхазии в последний раз изменил 28 июля 2022 года. Она составляет чуть более 8 000 рублей [около $125]. Но на самом деле прожить на эти деньги в Абхазии сегодня невозможно. Работники бюджетных учреждений выживают, совмещая несколько ставок. Средний заработок у бюджетника - около 20 000 рублей [около $ 300].

Социальные же выплаты в Абхазии даже не пытаются мифологизировать. Пенсия для тех, кто не получает российскую пенсию, оставляет 2 500 рублей [около $40]. Чуть больше детское пособие - 3 000 рублей. Но его выплачивают раз в три месяца и только на детей до полутора лет. Хотя как раз это пособие планируется увеличить с 2023 года более, чем в два раза - до 7 000 рублей.

Чтобы выжить, семьи в Абхазии творчески подходят к формированию семейного бюджета. В основном сочетаются зарплата из одного, основного, места работы, сезонный заработок и периодическое оказание услуг - это может быть обработка земли, отделка помещений, починка оборудования или продажа товаров.

В Абхазии популярна помощь с оформлением интернет-заказов и доставка из пунктов выдачи, которые находятся за пределами Абхазии. Часто одним из источников семейного дохода становится российская пенсия бабушки или дедушки.

Большая часть населения Абхазии связана с селом, а, значит, и с сельским хозяйством. Состав семейного бюджета в семьях, которым доступны собственное молоко, мясо, кукуруза, виноград и мандарины, существенно отличается от тех, кто покупает продукты исключительно на рынке.

Практически каждая среднестатистическая абхазская семья на продукты питания тратит две трети семейного бюджета. Это не сложно вычислить, если подсчитать доходы, примерные потребности и цены на рынке.

Как население тратит

Основная статья расходов - питание. Но каждый месяц семье надо тратиться на транспорт, одежду, периодически на лекарства, парикмахера, связь, интернет. А еще есть специфическая местная статья расходов, "ритуальная": на свадьбы, похороны и дни рождения. Хорошим тоном читается подарить на свадьбу или погребальные мероприятия от 5 000 рублей [около $ 80].

Получается, для того, чтобы бюджет семьи не был дефицитным, работающим взрослым нужно в совокупности зарабатывать минимум 100 000 рублей [около $1 200]. Но не все могут похвастаться такими доходами. Поэтому часто жители Абхазии живут в долг. Купить одежду на рынке можно в рассрочку, выплачивая частями, даже в магазине у дома до сих пор ведут продажу «под запись в тетрадь».

Так и получается, что все бюджеты в Абхазии становятся все более дефицитными, хотя люди привычно строят свои семейные расчеты, не оглядываясь на то, что считает для них правительство.

И вплоть до лета семьям придется самим искать выходы и в их жизни без света.
"То, что темно и холодно, - это не все проблемы, - говорит Илона. - Во-первых, вместе со светом всегда отключается и вода. Сколько ее можно запасти? Запасы очень быстро иссякают при наличии детей, особенно младенцев, которых нужно часто купать.

Во-вторых, когда наступает вечер, а зимой он наступает рано, родителям приходится изощряться, чтобы чем-то занять детей. Читать или играть с ними в темноте очень сложно, а уложить спать в шесть часов – невозможно. Мы устраиваем цирковые представления с песнями и танцами, чтобы согреть и развлечь детей. Но не все дети от этого согреваются, и не у всех родителей хватает терпения на такие перформансы. И простуды и нервные срывы - теперь самые частые диагнозы в Абхазии".

Автор текста, фото и видео
Марианна Котова

Made on
Tilda