Застрявшие между Россией и Азербайджаном
История из азербайджанских сел Храхоба и Урьяноба
"Государство гарантирует каждому равенство прав и свобод независимо от расы и этнической принадлежности", - декларирует 25 статья конституции Азербайджана. Об этом заявляют власти, в это верят многие в обществе. Но этнические лезгины в двух маленьких деревушках далеко в горах на севере страны уже 12 лет живут совсем в другом контексте. Им не позволяют владеть землей и жить на равных с соседями. И никто не дает никаких объяснений.

Эти деревни в 2010 году Россия передала Азербайджану после завершения процесса делимитации границы. Людям предложили выбор: либо принять азербайджанское гражданство, либо уехать в Россию. Из села Храхоба почти все уехали. А в Урьяноба почти все остались. Они были уверены, что принятие гражданства означает предоставление всех прав, а не только паспорта.
- Извините, не скажете, как проехать в село Урьяноба?
- Урьяноба? В Хачмазском районе нет такого села.

Немного теряемся, получив такой ответ от местного жителя в районном центре Хачмаз. Повезло, что наш попутчик оказался намного более осведомленным по сравнению со своими земляками.

- Многие хачмазцы не знают села Урьяноба. Надо было спросить могилу Урьян баба, это они узнали бы.

Этот пирь [священное место, по поверью обладающее магическими свойствами, часто на месте могил местных праведников — прим.ред] расположен прямо у въезда в Урьяноба, и мы находим дорогу, спрашивая уже не о селе, а о пире.

Забытые с советских времен


Наш попутчик рассказывает, что, несмотря на относительную близость к райцентру, Урьяноба еще в советские годы была селом из 10-12 домов без газа, света и дороги.


«Каким было в советское время, таким и осталось. Нас и Бог забыл уже. Не нужны мы ни России, ни Азербайджану. Мы отказались от российского гражданства, стали гражданами Азербайджана, решили жить в родном селе. Но прошло столько лет, а никто о наших бедах не ведает. Остались в подвешенном состоянии. Не можем задокументировать свои дома, земли, приватизировать то, что нам досталось от предков. Все наши документы на имущество и землю относятся к Дагестану (Российская Федерация), здесь они не имеют законной силы. Но куда бы мы не обращались с просьбой вспомнить, что мы уже 12 лет граждане Азербайджана, нигде нас не слушают».


Начинаем узнавать о жизни в Урьяноба от местного жителя Адиля, которого встретили на сельской дороге.

Могила Урьян баба (дедушки Урьяна - аз.) находится внутри этого строения. Здесь люди загадывают желания и разбивают посуду на счастье.
На дереве неподалеку развешивают платки и одежду людей, которым нужна помощь: например, они болеют или не могут иметь детей.
В период СССР два села Хачмазского района (расположен в 160 километрах к северу от Баку), населенные этническими лезгинами, – Храхоба и Урьяноба – административно подчинялись Дагестанской автономной республике, входившей в состав РСФСР. После развала Советского Союза оба села остались в границах Азербайджана в качестве анклавов России. Село Храхоба было подчинено административно Магеррамкентскому району, а Урьяноба – Ахтинскому району Дагестана. Жители этих российских анклавов, соответственно, были гражданами России.
Адиль, родившийся и выросший в Урьяноба, говорит, что ради заработка был вынужден уехать в Россию. После того, как был ликвидирован статус анклава и село перешло под юрисдикцию Азербайджана, он вернулся на родину, отказался от российского гражданства и стал гражданином Азербайджана. Но не смог устроить себе нормальную жизнь в Урьяноба.

Земли в сельской местности в стране поделены на паи, которые местные жители имеют право получить в собственность. В маленьких селах это по 12-15 соток на человека, в больших иногда по гектару. Человек может продать эту землю, сдать в аренду, строить там что-то - использовать как считает нужным.

А если сельчанин решил что-то растить на этой земле, ему положены государственные субсидии, которые покрывают часто значительную часть расходов: на семена, удобрения, даже на технику.

«Все местные имеют все эти права и возможности. Но нам не дают приватизировать землю, и получается, что тут невозможно зарабатывать, занимаясь сельским хозяйством. Поэтому я живу вместе с семьей в основном в райцентре и там же работаю. А в село приезжаю, как на дачу», - рассказывает Адиль.
Село, основанное в 1920 году

Один из старейших жителей Урьяноба 75-летний Халид Мисирханов рассказывает, что село было основано в начале 1920-х годов, на заре советской власти.

«Наши предки пришли сюда из Дагестана в 1922-1923 годах. Приехали купить тут земли для сельскохозяйственных работ. Среди первых прибывших сюда были мои отец и дядя. У местного землевладельца они за золотые монеты купили 96 гектаров земли. Есть даже купчая, написана арабской вязью».

На этом же участке земли появилось маленькое село Урьяноба, состоящее из 12 домов. В 1930-х годах все земельные участки были национализированы.

«Земля перешла государству, перестали делить ее на твое и мое, все уже принадлежало правительству. В 1936 году в Ахты организовали совхоз. Урьяноба стала четвертым отделом того самого совхоза. Я сам три-четыре года работал в том совхозе. Но так как учился в школе и знал русский язык, то прошел курсы электромонтера и стал работать в компании "Хачмазские электросети», - рассказывает Халид Мисирханов.
Халид Мисирханов, житель Урьяноба
Без дороги, света, газа, воды и школы

Местные жители говорят, что это село почти все время своего существования не имело инфраструктуры. Впервые электричество сюда пришло в конце 1980-х годов. До этого люди пользовались свечами, керосиновыми лампами, не знали о существовании телевизора, холодильника. Газа нет до сих пор. Хотя рядом с селом расположена газораспределительная станция.

«Незадолго до развала СССР на средства жителей села сюда была проведена полуторакилометровая однофазная электрическая линия. До недавнего времени все село держалось на той самой линии. Напряжение было настолько слабое, что лампочки горели как свечи, никаким оборудованием пользоваться мы не могли. После назначения нового главы района здесь поставили трансформатор, спасибо ему за это. Сейчас более-менее нормально», - отметил Мисирханов и добавил, что сельская дорога тоже приведена в порядок год-два тому назад.

«Бывший глава засыпал на здешнюю дорогу около ста грузовиков щебня. Иначе вы не смогли бы добраться».

Одной из основных проблем села остается нехватка воды. Местные жители говорят, что раньше Урьяноба была богата подземными водными источниками, но сейчас все высохло. Существует серьезная проблема с обеспечением водой пахотных земельных участков, сады массово погибают.

Здесь никогда не было школы. Мисирханов рассказывает, что в 1950-е годы он сам и другие дети ходили в школу в город Хачмаз, преодолевая четыре-пять километров бездорожья. Сейчас дети учатся в школе опять же в Хачмазе, но теперь родители отвозят их на машинах.
Без дороги, света, газа, воды и школы

По словам местных жителей, это село почти все время своего существования не имело инфраструктуры. Впервые электричество сюда пришло в конце 80-х годов. До этого люди пользовались свечами, керосиновыми лампами, не знали о существовании телевизора, холодильника. Газа нет до сих пор. Хотя рядом с селом расположена газораспределительная станция.

«Незадолго до развала СССР за средства жителей села сюда была проведена полуторакилометровая однофазная электрическая линия. До недавнего времени все село стояло на той самой линии. Напряжение было настолько слабое, что лампочки горели как свечи, никаким оборудованием пользоваться мы не могли. После назначения нового главы района здесь поставили трансформатор, спасибо ему за это. Сейчас более-менее нормально», - отметил Мисирханов, и добавил, что сельская дорога тоже приведена в порядок год-два тому назад.

«Бывший глава засыпал на здешнюю дорогу около ста грузовиков щебня. Иначе вы не смогли бы добраться».

Одной из основных проблем села остается нехватка воды. Местные жители говорят, что раньше Урьяноба была богата подземными водными источниками, но сейчас все высохло. Существует серьезная проблема с обеспечением водой пахотных земельных участков, сады массово погибают.

Здесь никогда не было школы. Мисирханов рассказывает, что в 50-е годы он сам и другие дети ходили в школу в город Хачмаз, преодолевая 4-5 километров бездорожья. Сейчас дети ходят в школу опять же в Хачмаз, но теперь родители отвозят их на машинах.
Сепаратистские настроения после обретения независимости

Наш собеседник также рассказывает, что в первые годы независимости в этом селе пытались разжечь протесты, сепаратистские настроения.

«В начале 1990-х провели митинг в Ахты. В то время я тоже поехал в Ахты, попал прямо в самое пекло митинга. Там говорили о том, что якобы правительство Азербайджана мучает жителей Урьяноба. Меня тоже пригласили выступить. Думали, что я буду говорить то, что они говорили до меня. А я обратился к народу, сказал, чтобы подняли руки те, у кого нет родственников на азербайджанской стороне. Никто не подал голоса. Спросил их, чего вы хотите добиться? Российское правительство вас провоцирует, а погибнем мы и вы, братья будут убивать друг друга. Будьте разумны».

Время от времени повторялись протесты из-за спорных территорий между Россией и Азербайджаном, на которых расположены села Храхоба и Урьяноба.

Халид Мисирханов говорит, что в 2003 году, когда здесь проводили работы по строительству канала Хан, немалая часть земли попала под стройку, и это вызвало новую волну протестов. Тогда же кабинет министров Азербайджана заявил, что ни о каком изъятии земельных участков речи быть не может, потому как земля принадлежит Азербайджану, и она использована для строительства объекта государственной важности.

«Это для нас стало новостью. Только тогда мы узнали, что территория села в советские годы была сдана Дагестану в аренду для проведения сельскохозяйственных работ, в годы независимости договор аренды несколько раз обновлялся, но последний срок аренды истек в 2004 году», - рассказывает Мисирханов.
Переговоры между Россией и Азербайджаном о принадлежности территории

С тех же пор, когда завершился срок аренды территорий между Азербайджаном и Россией, начались переговоры о судьбе жителей села. В ходе переговоров местным жителям предложили выбирать один их двух вариантов: остаться в родном селе и принять гражданство Азербайджана либо принять гражданство России и уехать в Дагестан.

На этой почве в 2009 году вновь обострились протесты. Если большинство жителей Урьяноба согласились на принятие азербайджанского гражданства, в Храхобa люди заявили о том, что хотят оставаться гражданами России и не покидать родного села.
После долгих переговоров между двумя государствами в сентябре 2010 года Россия и Азербайджан договорились по всем вопросам о принадлежности территорий и подписали соглашение о госгранице. В августе 2013 года президент РФ Владимир Путин распорядился о переселении российских граждан, проживающих на этой территории Азербайджана.

В том же году решением Милли Меджлиса (парламента Азербайджана) село Храхоба было переименовано в Палыдлы.

Переселение продолжалось до 2018 года. Правительство Дагестана выделило в 2018 году 210 миллионов рублей [около $13,5 млн] из своего бюджета для переселения жителей сел Храхоба и Урьяноба на территорию республики.

В 2017 году более 370 жителей сел Храхоба и Урьяноба обратились за единовременными пособиями для переселения и приобретения квартир. В список вошли 366 человек (135 семей) из Храхоба и 11 жителей (три семьи) из Урьяноба.

Покинувших Урьяноба нет

Сейчас эти три семьи, проживающие в Урьяноба, не покинули село, хотя и получили средства для переселения в Дагестан, успели купить там дом и земельный участок.

«Муж остался гражданином России, а я не из этого села, родилась в Хачмазе, приехала сюда после замужества. Супругу дали дом в Дагестане. Но я работаю в Хачмазе, поэтому мы и остались в Урьяноба. До пандемии муж, согласно миграционным правилам, раз в три месяца ездил в Дагестан и возвращался обратно. Но из-за карантина дороги закрыты, и он не может поехать туда. Государство само разрешило такое из-за пандемии», - говорит жительница села, не пожелавшая назвать себя.

По словам жителей Урьяноба, села никто не покинул. Наоборот, из-за войны в Украине вернулись даже те, кто 10-20 лет назад покинул село и отправился на заработки в Россию. Они приводят две причины своего решения: нежелание участвовать в войне и ухудшение условий жизни в России. И теперь в селе не 12 домов, как всегда, а 15-16.
Секретное «частное предприятие»

Село Храхоба, ныне Палыдлы, опустело полностью – все жители переехали в Дагестан.

Приехав в это село, мы застали только покинутые дома. А в центре села нас остановил человек, походящий на сотрудника охраны. Он отказался представиться и отметил, что это не село Палыдлы, а частное предприятие под названием «Палыдлы». Наши вопросы по поводу того, кому принадлежит это предприятие и чем оно занимается, остались без ответа. Нас попросили незамедлительно покинуть «частную территорию».

По информации, опубликованной в местных медиа, село Храхоба, ныне Палыдлы, передали под контроль Махира Кулиева, родного дяди Эльчина Кулиева, начальника госпогранслужбы Азербайджана. Несколько жителей Хачмаза, отказавшиеся представиться, подтвердили это утверждение.
Заброшенные дома в Храхоба
Новый поселок Палыдлы и тюркизация населения

Несмотря на то, что Храхоба пустует, напротив села возведен новый поселок из современных коттеджей. В этот поселок переселены семьи из разных регионов Азербайджана, преобладают переселенцы из Нахичевани. В поселке под названием Палыдлы в 2013 году построена новая школа. Но из-за того, что здесь не так много детей школьного возраста, в школу приезжают также школьники из соседних сел. Их сюда возят на специально выделенных для этого автобуса. Мы застали такие автобусы в поселке.

По словам хачмазцев, переселение в Палыдлы азербайджанцев из других регионов страны служит предупреждению сепаратистских настроений на этих территориях, где проживают этнические меньшинства.

«После событий в Храхоба при подстрекательстве России азербайджанское правительство переселило сюда тюркские семьи из разных регионов страны, чтобы пресечь сепаратистские настроения», - рассказал нам один из жителей райцентра.
Палыдлы - новое Храхоба
Школа Палыдлы
«Хотят, чтобы мы устали и покинули село»

«Мы никогда не разделяли мысли жителей Храхоба. Мы – азербайджанцы и гордимся этим. Но сейчас не понимаем этой дискриминации, которой подвергаемся. Прошло уже 13 лет со времени принятия нами гражданства Азербайджана. Но все еще мы не можем приватизировать собственные дома, земельные участки», - жалуется Халид Мисирханов.

По его словам, невозможность приватизации серьезно влияет на их уровень жизни:
«Не можем пользоваться субсидиями, которые государство выделяет сельскому хозяйству. Здесь люди в основном заняты садоводством, выращиванием пшеницы. Нужны удобрения. Мешок селитры стоит 35-40 манатов [около $20-24], мешок аммофоса – 90 манатов [около $55]. Я живу на пенсию, таких денег нет. А если не пользоваться удобрениями, нет нормального урожая. Не могу продавать свой урожай, нет прибыли. Так и падает уровень жизни. А если бы мы могли приватизировать земли, нам бы выдали карточки, и, как и другие, мы купили бы селитру по 8 манатов [около $5], а аммофос по 15 манатов [около $9]».

Жители села думают, что, откладывая приватизацию, их хотят выжить из Урьянобы.

«Есть разные люди, которые хотят, чтобы люди устали, уехали отсюда, и после этого они купят всю территорию села. Храхоба отдали под контроль главы госпогранслужбы Эльчина Кулиева. Наверное, и это село хотят передать ему. Но тут следы моих родителей – мамы, отца. Как я могу оставить землю, которую с таким трудом обрабатывал, вспахивал мой отец? Неужели мы такие придурки, что позволим купить нас вместе с землей, на которой мы живем? Если сделают это после моей смерти, я ничем не смогу помешать, но пока я и мне подобные тут живут, пусть об этом даже не мечтают. Я им глаза выколю!», - говорит Халид Мисирханов.
Автор текста
Самира Ахмедбейли

Фото
Эльмаддин Шамильзаде
Made on
Tilda